Кто такие Сквоттеры... и организация "Задница"?

Кто такие Сквоттеры...

и организация "Задница"?

Сквоттинг – явление для Англии уникальное. Не трудитесь набирать в Гугле этот термин – вывалится туча фотографий сидящих на корточках людей, несчастных оборванцев или женщин, рожающих в антисанитарных условиях. Это – совсем не те сквоттеры, о которых я здесь расскажу, мои – в большинстве чистые, молодые и даже зачастую в очках и с дипломом. Культура сквоттеров зависит, как подтверждает Википедия, от места и времени, а именно...

Squatters

Есть в старом королевстве такие законы, благодаря которым около 30,000 человек в Лондоне занимают жилплощадь бесплатно. В других развитых странах, включая Америку и Россию, сии индивидуумы метко подпадают под категорию Уголовного Кодекса, трактующую преступления вроде «кражи со взломом». Тем не менее, Великобритания является единственной на земном шаре страной, где таких преступников не сажают в тюрьму, а даже иногда дают им право поселения во взломанном помещении. Коммунизм в сердце монархии, не иначе! Англия - вообще место неординарное - истории о том, что там происходит, звучат для непривычного уха как сказки Тысячи и Одной Ночи. Тем не менее, совсем не претендуя на роль Барона Мюнхгаузена, расскажу о том, кто такие сквоттеры и как я сам присоединился к их веселому братству.

Организация «Задница»

Подъем сквоттинга в Англии с 1960х годов был вызван острым жилищным кризисом в Лондоне. Остров Ея Величества совсем небольшой, а народ там тусуется со всей Европы. Большей частью квартир в Лондоне владеет государство, у которого есть свой жилфонд (звучит знакомо, не правда ли?). Высокие цены на жилье (даже крошечная комнатка в студенческом общежитии стоит сейчас около 700 американских рублей в месяц) и многолетние очереди на получение квартиры заставили многих искать альтернативные пути получения жилплощади. Не на улице же ночевать, в самом деле?

Squatters
Сквоттерша из Калифорнии

При всем этом жилищном кризисе в Англии, по оценкам 1998 года, находится около 800,000 пустующих помещений, в которых могут жить люди. Но не живут по многим причинам. Жадные домовладельцы не сдают дома или ломят бешеные цены. Строители придерживают новостройки, чтобы получить больше прибыли. Государство держит резерв квартир, которые не используются никем. У общественных организаций зачастую не хватает ресурсов, чтобы использовать принадлежащие им площади. Поэтому в девяностых годах закрылись и опустели многие публичные библиотеки в Лондоне. Такие места и становятся объектом сквоттинга. В один прекрасный день или под покровом ночи сквоттеры взламывают дверь, врезают в нее замок со своим ключом и поселяются на пустующей территории, объявляя ее своей.

Дальше обычно воображение рисует, как грязные оборванцы разрисовывают стены, колют себе героин в вену и устраивают оргии в загаженных помещениях. На деле все как раз наоборот, и это является одной из причин, почему государство терпит сквоттеров. Они очищают помещения, делают их пригодными для жилья, чинят канализацию, если нужно, затаскивают мебель и начинают жить, оплачивая счета за электричество, газ и воду. Зачастую сквоттеры устраивают в захваченных помещениях студии или публичные места: клубы, кафе и концертные площадки. Стены, правда, все же разрисовывают - куда нам без родной граффити, символа свободы из детства голозадого? Сквотами становятся также закрытые в ожидании реконструкции пабы, бассейны, производственные помещения и даже полицейские участки.

Сквоттеры делятся на несколько категорий. Вынужденные искать альтернативное жилье студенты, безработные, малооплачиваемые работники и эмигранты. Но есть и «идейные», те, кто выбрал такой стиль жизни, или кто слишком ленив, чтобы зарабатывать на квартиру. Самый известный сквоттерский кооператив включал в себя целый кластер улиц в районе London Fields на востоке Лондона. В нем жили свободные художники, студенты, безработные и даже офисные работники, что ходили каждый день на службу с девяти до пяти.

Сквоттеры – это не просто так, это организация. Со своими штаб-квартирами, клубами и ресторанами, даже со своими адвокатами. Организация ASS (Advisory Service for Squatters), при всей оригинальности аббревиатуры включает в себя бесплатных адвокатов, телефонную службу поддержки, имеет офис в Лондоне на St. Paul’s Road и веб-сайт. ASS существует уже 30 лет и выпускает сквоттерский журнал, распространив за это время около 150,000 копий. Ее адвокаты представляют сквоттеров в судах, помогают новичкам найти жилье, учат вскрывать замки и чинить унитазы.

Squatters
Сквоттерский бар в бывшем помещении банка, Лондон

Теперь, когда, я надеюсь, вы убедились, что сквоттеры – это отнюдь не нищие с паперти, поясним, почему сквоттинг возможен в принципе. Держится он на английском законе, уходящем корнями в XIV век. Закон (в последней своей поправке – это параграф S.12A уголовного кодекса от 1977 года) гласит, что никто не может насильно проникнуть на территорию, на которой ты поселился, без письменного постановления суда, если ты препятствуешь проникновению. Другими словами, если кто-то стучится к тебе в дверь, а ты ему не открываешь, то войти без ордера он не может. Даже если это полиция. Иначе ты можешь подать на этого человека (полицейского, управдома) в суд и присудить ему штраф до 5,000 фунтов и тюремное заключение до 6 месяцев.

Пустующую государственную квартиру очень легко идентифицировать по навесной железной двери. Управдомы вешают такую дверь для защиты пустого помещения от вандализма. Профессиональных сквоттеров такое препятствие не останавливает, и дверь вскрывается всеми способами, популярными в уголовном мире. Искусство изготовителей железных дверей и искусство сквоттеров идут нога в ногу, ненадолго опережая друг друга на поворотах.

Взлом двери, конечно, деяние уголовно наказуемое, но только в определенных пределах. Если ты вломился в квартиру, где кто-то живет и просто уехал в отпуск, ты – преступник. Если же квартира пустует и тебя не застукали при взломе двери, то врезай свой замок и живи себе. До постановления суда, конечно. Поэтому «Правила Сквоттеров» рекомендуют, во-первых убедиться, что потенциальный сквот пуст уже 2-3 месяца, во-вторых не попасться на глаза свидетелям и полиции во время «заселения» и в-третьих, врезать свой замок. Дальше – проще. Подключаешь газ, электричество и получаешь биллы на новый адрес, либо посылаешь сам себе письмо – вот тебе и доказательства «легального» проживания. Кстати, вломиться в пустую квартиру – не совсем преступление, а вот не платить за электричество, газ и воду – однозначное преступление. Так что по счетам платить приходится всегда.

Squatters
93 Fortess Rd, Kentish town, London. Здание забаррикадировано сквотерами от бейлифов.

Если тебя нет дома, а кто-то стучится – дело другое. Хозяин помещения может взломать дверь твоего сквота в твое отсутствие (то есть сделать то же самое, что сделал ты) и врезать свой замок. После этого уже ничего не докажешь, так что правило сквоттеров № 1 гласит: «В сквоте всегда должен находиться кто-то с 9 утра до 5 вечера». Это как раз то время, когда управдомы на работе. Вероятность посещения властями после 5 вечера близится к нулю, ибо управдомы тоже люди, и у них тоже есть личные дела.

В течение первых нескольких дней хозяин или управдом обязательно заметит исчезновение железной двери и нанесет сквоттерам визит. Цель посещения – запугать и добиться зачистки малой кровью. Управдом будет кричать и колотить в дверь, грозиться вызвать полицию. Главное при этом – дверь не открывать, иначе действие закона о «сопротивлении проникновению» автоматически снимается, а вместо этого вежливо сообщить через отверстие для почты, что ты занимаешься легальным сквоттингом, законы знаешь (лучше процитировать) и сам вызовешь полицию в случае взлома двери. Работает отмазка очень хорошо, управдомы поколотят в дверь и уйдут... но могут приходить еще и еще, проверяя, дома ли вы, и действуя вам на нервы до тех пор, пока не найдут новых жильцов.

До того времени могут пройти месяцы бесплатного проживания, но уж если появляются новые жильцы, то надо съезжать. Этому, как обычно, предшествует очередной визит управдома. Тот, как правило, заявляет, что в эту квартиру скоро въедут другие люди, и что пора поганым сквоттерам выметаться. Вы можете проигнорировать это заявление, если хотите, но в любом случае - это сигнал для начала поисков нового сквота. Если вы нахально не освобождаете помещение, управдом передает дело судье, который выписывает вам приказ на выселение. Вот тут уже надо открыть дверь. Тем не менее, если вы достаточно нахальны, то можете выбить себе еще месяц-два для поисков новой квартиры. Этому хорошо помогают маленькие дети и большое количество сожителей.

Squatters
Дети сквоттеров помогают мамам и папам рисовать плакаты

Многие сквоттеры добивались получения государственной квартиры, если на момент выселения из сквота стояли в очереди на жилье. «Я стою в очереди на квартиру уже три года, моей семье негде жить, приходится заниматься сквоттингом, а вы нас и отсюда выкидываете? Куда мы пойдем?» - такими претензиями можно добиться получения квартиры вне очереди (коммунизм, не правда ли?). Некоторым даже удавалось оставить помещение за собой, и они переходили в разряд абсолютно легальных жильцов. Кстати, если ты прожил в сквоте 12 лет, он автоматически становится твоим собственным домом - таков закон.

Мой Сквот

Было это не так давно, в 1998 году. Тусовался я в Лондоне, набираясь ума, а заодно и прожигая свою веселую студенческую жизнь всеми доступными способами. Прожиганию жизни сильно мешали бесконечные лекции, но и они не могли затормозить процесс до конца. Осознание серьезности положения пришло через год, когда счет в банке стал быстрыми шагами приближаться к нулю, а лекции все никак не заканчивались. Пришлось, подняв связи, устраиваться поваром в местную пиццерию. Через месяц я научился крутить лепешку для пиццы на одном пальце, а также свел сальдо с бульдо до простой зависимости: работа поваром приносила ровно столько, чтобы заплатить за общагу, плюс проездной на метро и пять пинт пива по пятницам. Поработав еще с месяц и затянув пояс на две дополнительные дырки, я подумал, что пора как-то перестраивать свой бюджет, львиную долю кредита в котором составляла крохотная комнатка в студенческом общежитии, по площади равная трем гробам и одной детской коляске. «Как бы только урезать эту статью расходов?» - чесал я свой поварской колпак, оставляя на нем следы томатного соуса. Вспомнив кое-что из застольных рассказов своего друга - журналиста и панка, я отправился прямо к нему.

Squatters
Сквот в Каса Лока, Милан

«Легко!» - махнул бутылкой пильзнера Литр, выслушав мою унылую повесть, - «В эту субботу пойдем в сквоттерский бассейн, там познакомлю тебя с народом.» У меня уже был опыт общения с организацией сквоттеров. В одном квартале от нас они оккупировали детскую библиотеку, по непонятным причинам закрытую правительством, как и многие другие библиотеки в середине девяностых. Немедленно помещение стало «сквотом». Новые хозяева прибрались там и организовали приватное кафе, открытое для публики только по воскресеньям. Кафе отличалось фиксированной ценой – все, включая пиво и еду, стоило там один фунт стерлингов. Посетители кафе развлекались за едой чтением детских книжек из запасов заброшенной библиотеки, а также застольными беседами и непременными в Лондоне пафами.

Бассейн, тем не менее, меня поразил. Подходы к нему были обозначены целующимися парочками и медленно прогуливающимися людьми с лицами, стянутыми эйфорией. С деревьев вокруг каменной трехметровой стены, огораживающей бассейн, свисали веревки, по которым карабкались люди, периодически охая и падая в траву как переспелые ананасы. «Скалолазы. Тренируются» - пояснил Литр, открывая очередную бутылку пильзнера. «Зачем?», - хотел спросить я, но толпа увлекла меня ко входу, где с нас взяли несколько фунтов и проштамповали фиолетовыми печатями.

Squatters
Сквоттерская уличная вечеринка

В громадном бассейне под открытым небом, вместо воды, в художественном беспорядке были разбросаны стулья. Перед ними располагалась импровизированная сцена, на которой пел про ганжу очередной растаман. На стульях, а также вокруг бассейна, приняв любые доступные позы, расположилось несколько сотен слушателей. Гул голосов служил выступающим аккомпанементом. По периметру бассейна располагались кабинки с надписями «Бар», «Мужской клуб», и даже «Церковь». В церкви виднелись горящие свечи. Многие кабинки имели таблички с номерами, как у квартир. Видимо, сквоттеры засели здесь крепко.

Большая часть народа не производила впечатления отщепенцев и тем более бомжей. Обычные люди, которых встречаешь в кафе или на улице. Всякие, конечно, фикусы мелькали, но основная масса была именно такова. Бар удивил разнообразием пива и несколько высокой ценой на него. В это время Литр встречал знакомых, шел обмен приветствиями, представление, новые знакомства. Лондон, в частности, отличается раскомплексованной манерой общения. Любой, попросивший у тебя закурить на улице, может стать твоим закадычным приятелем. Нет привычных психологических стен, замазанных дежурными улыбками, не встречают тебя по одежке, не оценивают размер кошелька. Есть просто люди, открытые для общения, которое, может быть, «станет началом настоящей дружбы»©.

Брайан, которого мы искали, оказался интеллигентным молодым человеком в белой рубашке и круглых очках. Из краткого разговора оказалось, что он женат, учится в университете, и что его дед выжил в Бухенвальде. «Тебе негде жить?» - спросил он меня. «Да не то, чтобы... С финансами проблемы», - потупился я. «Поможем», - сказал Брайан, «Я живу в сквоте на одинадцатом этаже. Соседняя со мной квартира пуста, но на ней железная дверь, надо изнутри снимать». «Как изнутри?», - удивился я. «Лезть через стену. Альпинистов придется вызывать». Здесь до меня дошло, зачем на деревьях перед бассейном тренируются потомки Тарзана. Далее выяснилось, что альпинисты все расписаны на две недели вперед, а мне пока нужно купить новый замок и собирать манатки. Пока мы разговаривали, между возлежащими посетителями зашмыгали молодые люди. Один из них подсел к нам и на махровом кокни произнес длинную фразу, показывая что-то Брайану, который отрицательно покачал головой. На мой вопрос Литр, наморщив лоб, ответил: «Это можно перевести, как достаточно одной таблетки».

Сквот Брайана мы посетили вскоре после разговора. Голос из-за двери настороженно спросил, кто мы и как нас зовут. Сквот оказался обычной трехкомнатной квартирой с некоторым недостатком мебели. Матрац и телевизор на полу. Компьютер на столике в углу. Все это напоминало хипповскую обстановку шестидесятых. Единственным совсем не вписывающимся в дизайн атрибутом была железная дверь, лежащая вдоль стены в прихожей. Выяснилось, что на балкон соседней квартиры можно попасть из окна Брайановской, если проползти по стенке около семи-девяти футов. Балкон, действительно, выглядел заманчиво близко, не говоря уж об одинадцати этажах внизу. От ощущения высоты несколько сводило желудок.

Squatters
Историческое фото профсоюза сквоттеров в Лондоне

В ближайший же день я оседлал велосипед и предпринял продолжительную поездку на арабский рынок в соседнем районе. Там я купил замок нужного типа и размера и в день икс завалился с Литром и другими друзьями к Брайану. Нас уже ждала веселая женщина средних лет с мотком веревки в руке. Высунувшись на полкорпуса из окна, она сказала: «Это несложно», - и полезла дальше. Мы втащили ее обратно и настояли на страховке. Для страховки сгодился зонтик, которым мы зацепили скалолазку за ремень брюк, пока она закидывала веревку на перила балкона и ползла по ней посреди бела дня на виду у всей Ивановской. Но все обошлось, на скалолазку никто не обратил внимания, она открутила изнутри болты железной двери, мы тут же сменили замок (меньше минуты по секундомеру), и я въехал в новую квартиру.

Квартира оказалась двухкомнатной, чистой, с огромным окном во всю стену, показывающим великолепный вид Лондона с одинадцатого этажа. Впечатление портили следы бывшей мебели и холодильника. Из обстановки был большой телевизор, шкаф и ковер в прихожей. В углу комнаты стояла громадная коробка стеклянных свечей. Клозет был завален картонками, в которых на поверку оказались коммунистические листовки на турецком языке (без шуток!). Телевизор работал хорошо, но дистанционного пульта управления от него я не нашел. Отсутствие холодильника удручало, и Микола нарисовал его мне на стене. В холодильнике он изобразил разнообразные алкогольные напитки, отдав предпочтение ирландскому потину.

Squatters
Сквоттерская типография

В этот же вечер мы устроили большой праздник. Пришли гости, как обычно притащив с собой толпу неизвестных людей. В лондонской тусовке всегда так: когда приглашаешь кого-нибудь в гости, этот человек может привести с собой кого угодно. Кто угодно тоже тащит с собой приятелей, а те - своих и т.д., пока не оборвется цепочка друзей-знакомых. В результате примерно половина гостей даже не подозревает, кто в доме хозяин, да их это и не интересует. Хозяина, как правило, тоже, ибо каждый гость приносит с собой алкоголя с запасом. Хозяину нужно только обеспечить еду, а о выпивке гости позаботятся.

Мы отмечали мое новоселье до утра, жгли свечи и тряпки, смеялись до упаду. Я подарил скалолазке, которую звали «Би», бутылку запыленного вина с кланяющимся Людовику XIV горлышком (пыль была встроена в структуру стекла). К утру было дружно решено открыть в моей квартире бар и ввести его в систему публичных сквотов Лондона.

С той поры я начал брать меньше смен в пиццерии. Опять появились деньги на паббинг и женщин. Бар мы так и не открыли, но гости продолжали исправно навещать меня, попутно разрисовав все стены. С той вечеринки у меня появился руммейт – молчаливый шведский солдат, который гордился тем, что один раз стоял в спарринге с Дольфом Лундгреном. Парень просто остался спать в соседней комнате и больше никуда не уходил. Поначалу я косился на него с затаенной злостью собственника «Квартира-то моя!», но в коммунистической жизни хиппарей и сквоттеров понятие жилищной собственности отсутствует напрочь, так что мне пришлось смириться. К тому же «солдат» оказался полезным - он помогал мыть посуду, убираться, ходить в магазин и при этом молчал как пень. Как-то влив в парня приличное количество пива, я развязал ему язык, и он поведал мне историю своей жизни. Оказалось, что мать его живет с новым мужиком, он обоих на дух не переносит и отсиживается у меня, чтобы не появляться на мамин день рождения. «Я не хочу ее видеть!» - кричал он. Ну что ж, у всех свои семейные проблемы, мои опасения насчет «шведских семей» поубавились, и тут...

...Наконец-то пришел управдом. Стук в дверь оторвал меня от чтения. Стучали уверенно и громко, явно с осознанием своего права делать все что угодно с моей дверью. Пришлось выглянуть в глазок и задать пошлый вопрос «Кто там?». «Выметайся, сквоттер поганый!» - заорали на меня из-за двери. Все как по книжке, подумал я, приготовившись к длительной осаде. Из-за дверей между тем продолжался поток угроз и легкого светского мата с акцентирующими пинками в дверь. Длился сей поток сознания из-за двери минут десять. Все это время я прокручивал в голове ключевые фразы, которые нужно произнести: «В соответствии с законом номер...». Но когда наступила пауза, я, почему-то растерялся, и вместо ключевой фразы выпалил: «Ай донт спик инглиш!». Собеседник мгновенно замолчал, а затем донесся затихающий звук его шагов по лестнице.

Squatters
Старая штаб-квартира сквоттеров в Брикстоне, Лондон.

Управдом больше не появлялся, но вместо него, к моему большому удивлению, мне нанес визит бывший хозяин квартиры, веселый турок. Он забрал ковер и ящики с листовками (часть которых мои гости уже извели на самокрутки), посетовал на то, что мы сожгли свечи, и оставил мне в наследство телевизор и шкаф. Я вышел с ним на балкон покурить и спросил: «Слушай, а дистанционку от телевизора ты куда дел?». Мужик несколько расстроился (наверное от моей наглости) и сообщил, что дистанционку найти уже не удастся, но что он купил новый телевизор, и когда снова будет его менять, то отдаст мне старый на этот раз с дистанционкой... Добрый такой турок, он потом еще раз заходил, веселился с нами.

Между тем пришло время снова чесать поварский колпак. Всю мою веселую сквоттерскую жизнь до этого момента не омрачала необходимость жестко следовать правилу №1: «С девяти утра до пяти вечера в сквоте всегда должен кто-то быть», так как у меня были каникулы, да и швед подменял меня на дежурстве. Но вот мне снова нужно было уходить днем, а солдат, как назло, похоже, вернулся домой к маме, так как исчез без единого звука. Выход из положения был найден с помощью устройства за 5 фунтов, которое состояло из длинного провода и переговорного аппарата. Все это дело именовалось «домофоном». Длинный провод мы протянули к моему соседу Брайану, у которого дома всегда кто-то был, а динамик с микрофоном привинтили возле глазка с внутренней стороны входной двери. По замыслу Брайан должен был отпугивать управдомов, когда меня не было дома.

Squatters
Сквоттерская демонстрация в Сан Франциско, США

За время моего сквоттерства я хорошо узнал своих коллег по клану. Оказалось, что они ничем не отличаются от того меня, который еще не помышлял таким образом экономить на жилье. Более того, сквоттер – переменное состояние. Сегодня ты студент, и у тебя есть деньги на жилье, а завтра ты все инвестировал в паббинг, и тебе пришлось переехать в сквот. Послезавтра папа с мамой прислали деньги, и ты опять снял квартиру, но деньги снова кончаются, и ты опять вскрываешь сквот. От этого ты не перестаешь быть студентом и даже зачастую «интеллигентным» человеком.

Конечно же, не одни студенты живут в сквотах. Существует еще две категории: «сквоттеры по нужде» и «идейные». Сквоттеры по нужде – это беженцы, эмигранты, угнетенные соседями семьи (и такие бывают), а также совсем опустившиеся люди (бомжи). Последних в нашей сквоттерской компании не было вообще, беженцев, вроде бы, тоже. Больше всего у нас было студентов и «идейных».

«Идейный сквоттер» – это человек, которому просто лень работать так много, чтобы платить за жилье. Такие люди обычно самые веселые, интересные из сквоттеров и больше всего напоминают хиппи. Например, карикатуист Пол, который пробавлялся редкими гонорарами за остросоциальные карикатуры, помимо подработки неизвестно где. Брайан – еще более «идейный». Он просто считает, что платить всяким уродам ландлордам недостойно свободного человека, и, соответственно, не платит. Обычно это проходит с возрастом, детьми, и свалившейся с неба высокооплачиваемой работой. Тем не менее, многие живут так годами, меняют сквоты, когда управдомы прижимают, и в ус не дуют, только пыхают. Многие из идейных занимают библиотеки, пабы, бассейны и другие пустующие публичные помещения, создавая в них студии, кафе и штаб квартиры. Лондон – одно из редких мест, где пост-хиппи пока еще процветают. И, вероятно, будут процветать дальше, ибо закон «О проникновении в помещение с применением силы» существует аж с 1381 года. А законы в Англии не меняются столетиями.

Squatters
Страница из лондонской газеты Evening Standard, где сквоттер, проживший больше десяти лет требует передать ему во владение дом стоимостью 400,000 фунтов.

Но вот и мне пришло время собирать чемоданы. Шведский солдат, который опять сбежал от мамы, уныло помогал мне вынимать компакт-диски из пластиковых коробок для экономии места в багаже. На прощание он подарил мне швейцарские часы. Говорят, что дарить часы – к разлуке. Так оно и есть, ибо я его больше никогда не видел. Перед отъездом мне позвонил Микола, автор большинства наскальных рисунков в моей квартире. Он тоже дошел до ручки и очень хотел переместиться ко мне в сквот. Я оставил ему ключи, проинструктировал его насчет правил игры и отбыл восвояси. Через некоторое время я узнал, что то ли Брайан не нажал вовремя кнопку, то ли Микола усиленно игнорировал Правило №1, но когда в сквоте никого не было, управдомы взломали квартру и сменили замок, вернув железную дверь на место. Потом Микола еще две недели ходил к ним и просил пустить его в квартиру, чтобы забрать свои вещи. Из него получился неудачливый сквоттер.

Несколько историй из мира сквоттеров

Мой друг, музыкант, начал вести семейную жизнь в Лондоне. Жена его была журналистом и писала статьи в оппозиционные газеты, где гонорары совсем не как в БиБиСи. На съем квартиры в частном секторе денег не хватало, а на госжилье очередь стояла впереди на многие года. В результате они переехали в сквот, который представлял из себя небольшой особнячок на углу парка, находившийся раньше во владении разорившегося жилищного кооператива. Теперь в нем жило около сотни сквоттеров, разводя пионерские костры, панкуя и веселясь. Через год с небольшим на здание нашелся новый хозяин, и сквоттеров попросили вон, на что они заявили решительный протест. Решив не связываться с такой массой лишенных жилья, разъяренных людей с ирокезами, власти вынесли открытый лист, куда записали всех, кто стоял в очереди на квартиру. Все, кто записались, получили квартиры без очереди на следующей неделе. В их число входил и мой друг.

Squatters
Демонстрация протеста против расизма и выселений в Лондоне

В январе 2005 года сквоттеры оккупировали бывший полицейский участок в Stepney, вывесив из окон флаги с веселым роджером. Здание было продано частному владельцу, и полицейские находятся в деликатной ситуации - нужно выгнать сквоттеров из своего же собственного здания, хорошо защищенного решетками и железными дверями. Пока сквоттеры сидят в осаде, полиция усиленно думает, как прорваться в здание. Бейлиф раздражен фактом, что «сквоттеры сейчас, наверно, моются в полицейских душах и готовят еду на кухне, которой пользовались мы».

Из глубин памяти

В 1998 году сквоттеры захватили пустующий паб в Лондоне. Одним из сквоттеров был художник, который за несколько месяцев покрыл стены помещения фресками внутри и снаружи. Пришло время, и сквоттеров стали выселять. Тем не менее, уходить они не хотели, пришлось подключиться полиции. На счастье для сквоттеров двор, где находился паб, был окружен высокой каменной стеной. Сквоттеры сели за ней в осаду, как в средневековом замке. После двухдневных переговоров с полицией и начавшегося после этого штурма, художник облил стены бензином и устроил пожар, так как не хотел, чтобы его работы уничтожали чужие люди. Об этой истории написали в центральных лондонских газетах.<;;/p>

Несколько лет назад один художник занял пустующую церковь в Лондоне. Он реставрировал многие фрески на стенах и вернул помещение к жизни. Власти решили передать восстановленную церковь в его попечение.

В заголовке страницы изображен официальный символ сквоттеров.

Если вы желаете пожить в Лондоне бесплатно, всю информацию об этом Вы можете найти на сайте организации ASS

Одно можно сказать с уверенностью: Сквоттинг в Англии пока еще ЛЕГАЛЕН!

18 сентября 2005 by Monster

Обсудить на форуме

 

Концерты в Чернигове и видео Черниговских банд

Всего на данный момент 45 видео роликов.